Похвала глупости
Благоустроенные школы на средства фонда "Линси"
30 Апр 2013  

Страна преодолела самый трудный период

Встречи второго президента Республики Армения Роберта Кочаряна со студенчеством – самой практичной и влиятельной частью молодежи – на всем протяжении его президентства носили периодический характер. Как этот факт, так и атмосфера и обсуждаемые на вышеуказанных встречах свидетельствуют о том большом значении, которое придавал Р. Кочарян роли молодежи в жизни общества и государства. Сегодня вашему вниманию представляем встречу Роберта Кочаряна со студентами Ереванского государственного университета от 2007 года, за год до его отставки с поста президента. Встреча состоялась за считанные дни до очередных парламентских выборов, поэтому тема выборов была на центральном месте. Помимо этой темы Роберт Кочарян обсудил со студентами также и многие другие вопросы, начиная с вопросов о внешней политике страны и экономических проблемах, заканчивая повышением значимости роли молодежи и новыми образовательными программами. Представляем вступительное слово Роберта Кочаряна и его ответы на вопросы студентов. 
 
***

Вступительное слово президента

Обычно для встречи я готовлю вступительное слово и выбираю одну из наиболее заботящих наше общество тем. Сегодня этой темой являются выборы, с чего я, собственно, и начну, однако наша встреча, естественно, не ограничится только этим.

В связи с выборами я попытаюсь обратиться к трем группам вопросов. 

Первая группа–это ход предвыборной кампании и предвыборного политического процесса.

Вторая – какие факторы воздействуют на выборы и как я вижу дальнейшие возможные развития.

Третья же группа вопросов касается деятельности наблюдателей. Я особенно хочу подчеркнуть этот вопрос, так как в нашем обществе существует некое недопонимание относительно роли наблюдательных миссий. 

Первое – предвыборный процесс и выборы в целом. Наверное вы замечаете, а участники подчеркивают, что процесс проведения предвыборной кампании носит довольно спокойный и цивилизованный характер, в отличие от уже накопленного в прошлом опыта, что, конечно, приветствуется и по моему мнению этот спокойный и цивилизованный ход событий обусловлен тем, что основные участники выборов нашего политического поля отказались от радикальных лозунгов. Остались, наверное, два-три участника, которые все еще пытаются проявить себя маргинальным образом во время предвыборной кампании. Я уверен, что именно по этой причине они не имеют значительного влияния на весь этот процесс. Очевидно, что сегодня наше общество не приемлет агрессивные проявления и не приветствует такие “цветные” революционные настроения. Все исследования и не только армянских, но и глобальных организаций, показывают, что только 2% всего населения считает, что такого рода агрессивные проявления или же “цветные” революции в Армении возможны. И, конечно же, я считаю, что эти исследования подсказали, что что-то в нашей стране изменилось, и наше общество ожидает борьбу более цивилизованных и спокойных программ, а не столкновения отдельных личностей или разных политических сил, партий или правительства с оппозицией.

Думая, что на все это в значительной степени воздействовали также развития, имевшие место в Украине и Киргизии. До сих пор ситуация не налаживается, и всем ясно, что неправовой путь получения власти дорого обходится как государству, так и народу. 
Сегодня у оппозиции есть возможность осуждения, организации мирных собраний в различных местах, нигде нет никакого препятствия со стороны какой-либо властной структуры, и мы всегда призываем при такой постановке любых препятствующих предвыборной кампании обстоятельств обязательно обращаться к  властям и быть уверенными, что эти проблемы мгновенно получат соответствующие правильные решения. Если вы следите, то могли заметить, что плюрализм на телевидении очевиден.

Власти располагают довольно хорошими стартовыми возможностями во время этой кампании, что обусловлено стабильным экономическим ростом на протяжении последних шести лет, что создало возможность разрядить социальную напряженность в стране и осуществить различные программы, с которыми сегодня власти могут спокойно выступать, демонстрируя проделанную работу.

Каковы же недостатки этой предвыборной кампании? Первое, наверное, количество. Двадцать пять участвующих в выборах сил, с одной стороны, хорошо, в том смысле, что существует возможность для всех тех, кто хочет и кому есть что сказать  народу, а выборы являются лучшим для этого вариантом. Плохо то, что со многими политическими партиями народ не знаком, и это может вызывать некоторое замешательство. Немного трудно найти существенную разницу между программами, понять, кто чего хочет, кто что может. О кадровых возможностях, о возможности осуществлять программы в будущем, конечно, говорится. 

Следующее:  мы не смогли отказаться от тех многочисленных нереалистических ожиданий, которые отражаются в различных заявлениях. Разные политические деятели высказывают свои ожидания относительно того, сколько процентов голосов они могут набрать на этих выборах. Попытался прибавить эти проценты - получилось 380%, и это  без  Республиканской партии и партии «Процветающая Армения»  . Как мы распределим эти проценты –не знаю. Основной расчет, наверное, когда-то должен быть изменен: перейдем от 100 к 400 или 500 процентному расчету. Это тоже, в некотором смыле, традиция, когда людям кажется, что заявление о таких процентах придает партии некую силу. Эта логика для меня непонятна, так как она сразу создает определенный имидж неудачника для политического деятеля или партии. Если ты заявляешь одно число, однако, очевидно, что ты даже близко не подойдешь к нему, то в результате ты становишься деятелем или партией-неудачницей. Лучше будеть заявить одно число, а набрать больше. Скажем, если ты планируещь 6% или 10%, а набрал целых 12%, то ты уже в выиграшном положении. Если же ты заявил о 50%, но набрал всего 15%, то ты проиграл. Поэтому я просто не понимаю такую логику. И, конечно же, самое опасное проявление в следующем: если я не наберу больше половины всех голосов, значит выборы сфальсифицированы, а поскольку почти никто не ожидает меньше половины, то по всей вероятности после 12-го числа у нас состоится ряд пресс-конференций, и недовольная выборами часть обязательно заявит о фальшивых выборах. Опасность в том, что после такого заявления встает вопрос: если кто-то “увел” твои голоса, то почему ты не следишь за ними. Но как сделать это? Наверное, одним из таких путей является повторное испытание запаса внутриполитической стабильности, но соответствующая реакция, конечно же, последует, и в этом никто не должен сомневаться.  
  
Думаю, это делается с той единственной целью, чтобы в течение последующих пяти лет у народа была возможность постоянно понимать вопрос легитимности власти. Это та тема, которая на нашем политическом поле еще себя не исчерпала. Это давняя, отработанная тактика.

Однако на самом деле предвыборная кампания довольно спокойная, что отразилось также во втором помежуточном докладе наблюдательной миссии ОБСЕ, а также в докладах наблюдателей СНГ. Доклады являются публичными документами, выложены на их официальных сайтах и каждый может лично ознакомиться с этими документами. Есть много чего, с чем мы не согласны, и я считаю, что есть определенные нюансы, не имеющие отношения к данному процессу, которые однако нашли свое место в этих документах. Самое главное – все то, что есть там, даже с точки зрения недостатков, не носит периодический, повсеместный характер и не имеет организованной формы. Это очевидно. Но есть два основных момента, против которых мы возражаем и которые я сегодня озвучу с этой кафедры. 

Первый момент заключается в следующем: отмечается, что в комиссиях руководящие должности занимают, в основном, партии, имеющие большинство в Национальном Собрании. Да, это правда. Попытаюсь объяснить, почему это так. Во-первых, это не запрещено законом, и, мы, уже имея отрицательный опыт бойкота референдума, конечно же, озабочены тем, что если вдруг председатель комиссии, права которого особо не отличаются от прав рядовых членов комиссии, являясь просто лицом, созывающим и организовывающим заседания, будет отозван партией, в эти критические моменты будем иметь серьезные проблемы с временной точки зрения. Именно по этой причине у нас сложилась такая картина с точки зрения организации работы и обеспечения избирательного процесса. Но повторяю, что законом это не запрещено.

Следующий момент более серьезен и касается расчета эфирного времени, связанного, в первую очередь, с деятельностью правительства. Получилось так, что деятельность премьер-министра прибавляется к предвыборной кампании «Республиканской партии». Я категорически не согласен и попытаюсь объяснить почему. Правительство продолжает работать, а в Конституции не говорится о том, что во время предвыборной кампании правительство может работать в полсилы, может не созывать заседания, не принимать решений. В конце концов все в этот период продолжают получать зарплату, вы получаете стипендии, что означает, что эта система должна работать. Получаете электричество, воду и так далее, значит должны работать все те структуры, которые регулируют  этот процесс. Каждую неделю проходят заседания правительства с повесткой дня в 35-40 вопросов. Все эти вопросы должны быть подговлены, а премьер-министр должен лично ознакомиться  ними, в противном случае не сможет вести заседание. И складывается ситуация, при которой действующая власть, имея с точки зрения административных ресурсов определенные привилегии, имеет также и определенные проблемы в том смысле, что не может полностью посвятить себя предвыборной кампании. Это просто невозможно. Я проходил через это и знаю, что половину своего времени ты просто обязан посвятить тем обязанностям, которые по Конституции и закону ты обязан выполнять. И если, собственно, деятельность «Республиканской партии» и премьер-министра вообще не будет  освещаться, то они окажутся в еще более неблагоприятном положении, чем другие, которые могут с 9-ти часов утра и до вечера заниматься только своей кампанией. По этой причине наше предложение наблюдателям заключалось в том, чтобы разграничить и отметить, что премьер-министру– столько-то времени. 
И наконец, мы имеем также и председателя Национального Собрания, являющегося членом «Республиканской партии», поэтому вообще не освещать работу НС, работу правительства – несправедливо. Конечно, текущая работа правительства тоже должна освещаться в меру. В этом и заключаются наши разногласия,но повторяю, что поддерживаются нормальные деловые отношения с наблюдательными миссиями и, я считаю, что те оценки, которые нашли место в промежуточных докладах, довольно объективны и сбалансированы. 

Теперь второй вопрос: какие факторы могут воздействовать на результаты выборов? Первой большой проблемой является наш избирательный кодекс и те подходы, которые легли в его основу. Какая ситуация у нас сегодня?  Политические силы участвуют в выборах в качестве партий. Они формируют избирательные комиссии на всех уровнях. Президент назначает одного человека, одного человека назначает судебная система и еще по одному человеку каждая представленная в парламенте партия. Следовательно, партия участвует в выборах, сама формирует комиссию, которая, в свою очередь, организовывает эти выборы. Партии сами назначают доверенных лиц,которые должны следить за деятельностью этой комиссии. И,наконец, в-четвертых, партии могут обжаловать работу комиссии в результате выборов. Представляете какая цепочка? Все логика, которая должна быть задействована, заключается в следующем: так как участвуют разные партии, которые имеют также свои партийные интересы и конкурируют в этом процессе, то в комиссиях происходят серьезные столкновения интересов, в результате чего мы имеем объективную работу и объективные результаты. 

Все основано на этом, а если вдруг договорятся друг с другом, кто будет все это контролировать? У этой системы довольно серьезные недостатки, и эффективность ее деятельности зависит, в первую очередь,от следующего: все комиссии представляют собой политическую силу, но имеют ли они достаточного кадрового потенциала, честных преданных личностей, чтобы обеспечить своими квотами места в этих комиссиях? Если у них имеется этот потенциал и если комиссии будут формироваться по этому принципу, то мы,конечно, будем иметь хорошие результаты. В Европе, в частности в западноевропейских странах, совершенно другой принцип. Выборы организовывает Министерство внутренних  дел, а право контролировать процесс делегировано партиям. Эта система, однако, имеет одно преимущество: в случае плохих выборов ясно,кто виноват. Министр внутренних дел должен подать в отставку, а всю эту систему можно считать преступной. Конечно, для прокуратуры и других правовых структур понятно, кто виноват. В нашем же случае непонятно, на ком лежит вина, так как сформирован коллегиальный орган, а коллегиальная ответственность часто приводит к коллегиальной безответственности. В этом и состоит, по моему мнению, самая большая проблема, поэтому я бы пожелал, чтобы партии отнеслись к занятию мест в комиссиях с полной серьезностью. 

Перейдем к третьему вопросу, по которому я бы хотел просто дать разъяснения в своем вступительном слове. Это касается деятельности наблюдательных миссий в Армении. По данному вопросу я хочу выразиться по той причине, что несколько месяцев назад пресса была полна аналитических статей о том, что власти не желают приглашать наблюдателей, намерены сфальсифицировать выборы и делают все возможное, чтобы наблюдатели не приезжали. Когда мы послали приглашения, они заявили, что власти были вынуждены, их заставили выполнять свое обязательство по приглашению наблюдателей. Скажу следующее: право приглашать наблюдателей является правом страны, а не обязанностью.
 
Ни наблюдатели, ни ОБСЕ не являются вышестоящим органом по отношению к нам, мы сами являемся членом ОБСЕ и участвуем в процессе принятия решений этой организации. А наблюдатели – не те структуры, чтобы, приехав сюда, давать нам указания  кто и что должен делать. 

Хочу заверить вас, что присутствие здесь наблюдателей для нас, может быть, важнее, чем для оппозиции. Мы собирались пригласить наблюдателей, просто хотели провести переговоры и добиться того, чтобы наблюдательная миссия сама была бы независима от политического давления, не превращаясь в инструмент продвижения политических интересов во время выборов. Это было нашей целью, и я считаю, что мы провели довольно продуктивные переговоры в этом направлении, а также добились действенных договоренностей с руководством ОБСЕ. Я просто приведу несколько примеров, чтобы вы смогли представить, что наблюдательная миссия отнюдь не обязательная норма. Например, таких миссий, такого мониторинга выборов никогда не было в Австрии, на Кипре, в Дании, в Германии, в Греции, в Ирландии, в Исландии, в Словении. В ряде стран закон не разрешает, просто запрещает деятельность делегатов наблюдательных миссий, мотивируя это следующим: почему делегации из других стран должны приезжать и наблюдать, как мы организовываем свои выборы. 

Присутствие наблюдателей больше всего нужно нам. И в первую очередь для того, чтобы нейтрализовать все те явления, о которых я уже сказал во время моего выступления, потому что, к сожалению, для некоторой части нашего общества, для части нашей политической элиты кто-то должен приехать извне и  сказать: это хорошо, а это плохо, чтобы люди успокоились. Если этого хотят – пусть будет так. Все возможное, зависящее от властей для нормального проведения выборов и достижения хороших результатов мы сделали, но учитывая структуру избирательных комиссий, должно быть ясно, что для выборов равную ответственность несут не только власти, но и политические силы,и в первую очередь те силы, которые формируют избирательные комиссии. Значит это один путь, который должны пройти и власти, и оппозиция.

***

Вопрос. Уважаемый господин президент, учитывая уровень того, состоялись ли те или иные партии, действующие в Армении, как по Вашему, в какой мере или в какой форме должна участвовать молодежь в политической жизни общества?

Ответ. Из числа основных партий не могу отметить ни одну, у которой нет молодежного крыла. Немного непонятно само понятие – молодежная партия, есть партия пенсионеров, партия молодых. Есть также и такая практика, но полагать, что политическая единица, выделенная по возрастному критерию, может иметь серьезные результаты, иметь перспективы, конечно же, немного наивно. Другой вопрос, что это дает возможность выразиться, стать узнаваемым, сделать более интересной свою жизнь. Считаю более правильным, чтобы молодежь, предрасположенная к политической жизни, попыталась найти свое место в молодежном крыле действующей партии. Правильное направление – именно это, а если чувствуешь, что не склонен к политике, то чем дальше от нее, тем лучше.
Вопрос. А Вы каким-либо образом поощряете беспартийность среди молодежи.

Ответ. Общество может быть политизировано, но это еще не говорит о партийности. В данном случае выбор каждого человека заключается в том, насколько он будет активен, а поощрение или не поощрение ничего не изменит. Это естественно, что некоторая часть молодежи безразлична к выборам и вообще к политике. Например я, честно говоря, на некотором возрастном отрезке времени вообще не интересовался политикой, но это не помешало в дальнейшем стать президентом РА, так моя биография сложилась. Кстати, сегодня не являюсь ни членом ни лидером  какой-либо партии. Поэтому поощрять, не поощрять – был бы нехорошим советом с моей стороны. Каждый человек должен делать правильный выбор, исходя из своей точки зрения, из своих духовных предпочтений.

Вопрос.  Уважаемый господин президент, власти Грузии заявили, что в 2010-2011гг. обучение в школах Джавахка будет проводиться на грузинском языке. Будучи хорошо знакомым со сложным социально-экономическим положением Джавахка, просим Вашего содействия в вопросе сохранения армянства.

Ответ. Это наверное одна из самых болезненных тем. Просто мы должны ставить перед собой правильные цели, что мы хотим иметь в Джавахке и не только здесь, а в Грузии вообще. Если мы хотим, чтобы Джавахк оставался на месте, чтобы население, полноценно интегрируясь в грузинское общество, имело в ней свою роль, то оно должно говорить на грузинском языке. Я не видел в какой-либо европейской стране состоявшуюся армянскую общину, которая бы не владела языком этой страны. Представьте, если бы во Франции армянская община не знала бы французский, какую силу, какие возможности бы она имела. Значит, мы должны думать не о том, чтобы изменить армянский на грузинский, это мы просто исключаем, попытаемся играть активную роль, достичь того, чтобы владеть и грузинским, чтобы иметь возможность быть представленным в государственных структурах, занимать важные должности, проявлять себя в бизнесе. Это исходит напрямую из наших интересов, позиция отрицания вредит в первую очередь самому Джавахку. Уверяю вас, армяне в Грузии всегда играли серьезную роль, но невозможно сегодня в независимом государстве играть какую-либо роль, не владея ее государственным языком. И мы будем иметь ситуацию, когда более или менее образованные люди, живущие в Джавахке, обязательно приедут в Армению, то что мы сегодня имеем, поскольку в Тбилиси они не могут сделать себе карьеру, не могут иметь прогресс только потому, что не знают языка.

Вопрос. Уважаемый господин президент, в последнее время многие ученые, политические деятели утверждают, что Армения уже вышла из переходного периода. Как Вы относитесь к таким мыслям?

Ответ. Даю следующее определение. Самый сложный отрезок переходного периода страна уже преодолела. Реально преодолены те фундаментальные реформы, которые были необходимы стране -  в смысле распределения властных сил, приватизации, формирования рыночных отношений, но еще многое надо сделать. Иногда во время избирательных кампаний говорят о скачкообразном развитии. 12%-ый рост в течение шести лет, неужели не скачкообразное развитие? Приведите пример страны, не имеющей нефти, газа, имеющий, однако, подобный ход развития. Можно на пальцах пересчитать такие страны, и Армения в их числе. Есть страны, чьи проценты чуть более высоки, например Азербайджан, но если исключить нефтяной фактор, то ничего не остается.

Вопрос. Уважаемый господин президент, у нас сегодня  кроме выборов одним из наиболее обсуждаемых вопросов является вопрос формирования и укрепления  гражданского общества. По нашему глубокому убеждению, это процесс необходимо начинать еще со школьного возраста с помощью ведения определенной политики,  затем с продолжением ее и в молодежной среде. Существует ли какая-либо детально проработанная или находящаяся на стадии разработки политическая программа или государственная политика, которая была бы обращена и к школьникам, и к молодежи. Школьные учебники о праве и законах, которые воспитали бы уважение к государственности и закону. Каково Ваше мнение по этому поводу?

Ответ. Если следите и интересуетесь этими вопросами, вероятно должны знать, что в вопросе реформирования образовательной системы Армения присоединилась к Болонским процессам, и это подразумевает очень большую работу, предполагает  решимость, предполагает также участие в этих реформах. Когда говорят гражданское общество, то это и образование, и неправительственные организации, и юриспруденция, и, пожалуй, все остальное. Термин «формирование гражданского общества» означает: иметь более сознательное, живущее не легендами, а более реалистичное общество, правильно оценивающее явления. Это означает что мы должны работать по всем направлениям, никогда не будет такой ситуации, когда, к примеру, государство заявит, что для него приоритетно только это и только гражданское общество, а в бюджете предусматривается специальная строка для формирования гражданского общества. Это и образование, и наука, и наши экономические реформы. Кстати, это также весь избирательный процесс. Осуществляя эффективные реформы в любой области, вносим определенный вклад в дело формирования желанного для всех нас гражданского общества. Иногда, говоря о гражданском обществе, подразумевается деятельность неправительственных организаций. Неправительственные организации – это в какой-то мере выражение данного явления. Это то, когда группа граждан объединяется вокруг некой непартийной идеи, пытается осуществлять какие-то программы, которые могут быть информационными или природоохранными, либо другими. Но это больше проявление, а не суть явления.

Вопрос. Уважаемый господин президент, процесс согласования определенной части Конституций Республики Армения и Евросоюза уже закончился. Как Вы оцениваете осуществленные реформы и их влияние на национальную правовую систему?

Ответ. Сейчас трудно что-либо сказать о влиянии. По сути дела, судебно-правовые реформы мы прошли в два этапа. Первый этап мы осуществили, в основном, в 1998г., а над вторым работали в течение последних двух лет. Сейчас значительная часть одного пакета уже принята, законы действуют, сейчас, с точки зрения реализации, вошли в переходный период, но рабочая группа по другой части пакета уже создана и работа продолжается. Действительно, пытаемся применить европейскую модель в Армении, проведена работа в направлении изучения зарубежного опыта. Повторяю, сегодня не могу оценить влияние, поскольку второй этап только начали осуществлять, но в тоже время не сомневаюсь, что влияние будет серьезным. Например, сделанное за последние годы в сфере независимости судов будет иметь очень серьезные последствия. Почти полностью отделили суды от министерства юстиции, которая является органом исполнительной власти, меняем деятельность прокуратуры, усиливая ее контрольные функции, следственную часть полностью выводим из состава прокуратуры.

Вопрос. Уважаемый господин президент, скажите пожалуйста, на каком этапе находится сейчас Карабахская проблема и возможна ли дестабилизация ситуации? Насколько сегодня Армения способна к защите?

Ответ. Армянская сторона вообще всегда должна быть готова к любой напряженности, и это не должно зависеть от того, какова ее степень и каковы ее проявления. Думаю, то внимание, которое мы уделяем вооруженным силам, повышению их боеспособности, обновлению вооружения, вообще вопросам обороны, подсказывает, что мы не спим, не намерены спать и достаточно решительны в вопросе обеспечения безопасности Карабаха. Сегодня переговорный процесс не находится  в активной фазе, встретились министры иностранных дел. Видимо все уже привыкли к той ситуации, когда после встреч звучат более или менее скептические или оптимистические заявления. Сегодня мне нечего более добавить. Последняя встреча Осканян-Мамедъяров прошла в более мягкой атмосфере, чем предыдущая. Это для многих уже послужило основанием для большего оптимизма. В данный момент я не такой уж оптимист. С президентом Азербайджана мы встретимся 10-го июня, вероятно в Санкт-Петербурге. Сопредседатели пробуют организовать возможную встречу, после которой станет более ясным состояние переговорного процесса.

Вопрос. Уважаемый господин президент, в 2016г. закроется Армянская атомная станция, согласно некоторой информации, должна быть построена вторая, однако для того, чтобы успеть до 2016г. необходимы срочные мероприятия, в противном случае срок эксплуатации действующей атомной станции, наверное, должен быть продлен. Какова Ваша позиция в этом вопросе?

Ответ. Думаю, Армения должна иметь атомную энергетику, и мы сегодня работаем в этом направлении. Намного более практические шаги должны быть предприняты в течение 2008-2009гг. и с точки зрения принятия решений, и с точки зрения характера предпринимаемых шагов. Сегодня мы осуществляем достаточно серьезную экспертную работу. Сегодня здесь уже зашла речь о продлении срока, конечно, для нас было бы желательным построить новую станцию по новым технологиям на существующей сегодня инфраструктуре. Просто задача заключается в следующем: какие затраты потребуются, какое воздействие окажет строительство новой атомной станции на политику ценообразования. В конце-концов всегда можно построить, но эти средства должны отображать цены, момент строительства должен быть выбран правильно. Мощность, расходы и вопросы окупаемости  вложенных средств должны быть решены таким образом, чтобы не было потрясений ни для экономики страны, ни для народа. Полагаю в 2012-2013 годах практические работы в Армении, связанные со строительством новой или модернизации существующей атомной станции уже будут начаты. Но не сомневаюсь, что мы должны производить атомную энергию.

Вопрос. Уважаемый господин президент, Вы только что упомянули о судебно-правовых реформах. Я хотел бы знать, помимо законодательных изменений в направлении уменьшения имеющегося в обществе недоверия по отношению к судебно-правовым органам, какие еще шаги предпринимаются?

Ответ. Трудный вопрос. Во-первых, оцените нынешнюю ситуацию. В судебной системе значительно возросло количество исков по гражданским вопросам. Это естественно. Если раньше в случае споров обращались к секретарю райкома, партийные структуры в определенной степени играли роль арбитра, не было частной собственности, отношения государство-гражданин были шире, то теперь координация всех этих вопросов перенеслось в судебную систему. И всегда одна сторона выигрывает, а другая нет. Естественно, половина участников судебного процесса недовольна принятым судом решением, так как они проиграли. Поэтому некая атмосфера недовольства всегда будет наблюдаться. Успешно проведенные в данной системе реформы должны прибавиться к традиции, которая должна сложиться в течение лет и которая требует большой пропагандистской работы, так как в нашей стране многие недостаточно осведомлены о судах, законодательстве, не имеют достаточных знаний по правоведению. Все эти шаги вместе взятые должны привести к конкретным результатам. В других странах тоже общество не в восторге от судебной системы или от конкретного судьи. Это не так. В Соединенных Штатах судебная система мощнее, там она построена по иной модели, выступая в качестве опоры государственности. В Европе же применяются другие модели, но вопрос о недоверии, особенно в Восточной Европе,  тем не менее существует. Думать, что в нашем обществе за два-три года представления резко поменяются – неправильно. Откроем судебную школу, так как окончить юридический факультет недостаточно для того, чтобы стать хорошим судьей. Нужно еще два года учиться в специальной школе. Это не означает, что после ее окончания он обязательно станет честным человеком. Это будет означать, что с точки зрения знаний и навыков он уже будет готов к такой работе. Честность формируется в семье. Если ребенок видит, что члены семьи говорят одно, а делают другое, это каким-то образом может отразиться на процесс формирования личности. Важную роль играет как семья, так и школа. Конечно, если для того, чтобы получить пятерку, вы должны дать взятку преподавателю, то вы уже не можете стать полноценным судьей, так как вы уже являетесь частью порочной практики. Но превратиться в нигилиста, сказав что это нехорошо, это нужно стереть – не выход из ситуации. Нужно понять, что существует некая эволюция процессов развития, пройдя через которую можно добиться довольно положительных результатов. Попытка разрушить все старое и построить новое во многих случаях может вести к совершенно противоположным результатам.

Фото
|
Также может заинтересовать
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
18.01.2017  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
04.12.2015  |  Политические

 
23.11.2013

 
 
22.12.2016  |  Политические

 
06.10.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
13.02.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
16.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
11.09.2018  |  Политические

 
26.03.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
21.04.2017  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27.06.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015  |  Политические

 
 
 
 
12.09.2018

 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
 
12.03.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
04.05.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27.06.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
19.11.2018

 
 
 
 
25.12.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
25.01.2019

 
 
 
 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
 
 
 
28.04.2014

 
 
26.03.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
02.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
04.05.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
08.04.2015

 
 
 
 
 
04.07.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
09.07.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
15.01.2016

 
 
 
08.06.2018

 
 
08.04.2015

 
 
 
26.01.2017  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Все материалы, посылаемые нам посетителями сайта www.2rd.am и www.2nd.am, независимо от формы, количества и объема, полностью или частично публикуются только в случае соответствия политике сайта.